Калининградский охотничий клуб


Натаска легавой


До выхода в поле, примерно к годовалому возрасту, собаке должны быть привиты навыки общего послушания, из которых для натаски особенно нужно безукоризненное подчинение продолжительному свистку, как призывной команде, и выполнение приема "лежать" вблизи дрессировщика и на расстоянии по команде голосом и поднятием руки.

Полевая натаска легавой собаки мною разделяется на три основных этапа: а) разработка поиска, б) ознакомление с птицей и в) приучение к выстрелу по птице.

Разработка поиска

Под правильно поставленным поиском легавой нужно понимать такой ее ход при розыске птицы, при котором собака наиболее исчерпывающе обыскивает предоставленное ей поле, работая от ведущего на ветер вправо и влево, в пределах видимости и слышимости команд, делая все это как бы самостоятельно.

При этой системе поиска собака движется как челнок, а линии ее движения в ту и другую стороны будут почти параллельны, откуда и носят название параллелей. Расстояние между параллелями должно соответствовать дальности чутья собаки.

Переходя с одной параллели на другую, т. е. поворачиваясь справа налево и обратно, собака не должна терять ветер с чутья, а потому и повороты должна делать против ветра, а не "во внутрь", т. е. по ветру.

отработка поискаДвижение собаки правильным "челноком" возможно лишь против ветра, а потому даже хорошо натасканные собаки, пущенные работать по ветру, обыскивают поле бессистемно.

В начале обучения собака движется на параллелях под воздействием натасчика, впоследствии она будет делать это как бы самостоятельно.

При работе над поиском используется врожденное, инстинктивное стремление собаки к розыску птицы. В результате натаски это бессистемное стремление собаки к розыску птицы должно быть уложено в определенную систему - движения челноком. Одновременно мы работаем над развитием ее чутья. Систематически ставя собаку против ветра, мы "поднимаем" ей голову, чем создаем возможность максимально дальнему приучиванию.

Работу над поиском я начинаю до знакомства собаки с птицей на болоте, где нельзя встретить дичь. После нескольких уроков, когда собака более или менее усвоит предъявляемые ей требования, работу над поиском переношу на то болото, где собака будет встречаться с птицей.

Для усвоения собакой движения на параллелях с первого же урока нужно применять крепкий шнур длиной 25-30 метров, на одном конце которого прикреплен карабин, а на другом петля для удержания шнура в руке. В дальнейшем шнур поможет и при удержании собаки от гоньбы.

Перед пуском в поиск собаку укладывают у ноги с левой стороны, а натасчик встает лицом прямо против ветра. Дав собаке успокоиться, натасчик делает поворот направо и, пройдя 4-5 шагов, дает собаке команду вперед. Как только собака обгонит его, натасчик поворачивается налево и, встав таким образом снова лицом против ветра, не торопясь, движется в этом направлении (см. схему).

Как только собака, находящаяся в это время от натасчика в правой стороне, уйдет почти на всю длину шнура, ведущий дает свисток и, повернувшись налево, жестом показывает, чтобы собака следовала за ним. Если собака не подчинится, то рывок натянувшегося шнура заставит ее сделать это. Как только собака повернется и последует за натасчиком, шнур быстрыми движениями укорачивается, чтобы не мешать ходу собаки, и вновь распускается, как только она обгонит ведущего. Последний тут же вновь поворачивается лицом против ветра, следя за движением собаки. Не давая натянуться шнуру, натасчик вновь свистом и рывком заставит собаку повернуться и следовать в нужном направлении. Эти систематически повторяющиеся движения натасчика при неослабном внимании за ходом собаки постепенно создадут у нее навык движения на параллелях.

"Секрет" пользования шнуром состоит в том, чтобы свисток, приказывающий собаке повернуться и следовать за натасчиком, предшествовал бы рывку, а не наоборот.

После нескольких случаев неповиновения и последовавших за этим воздействий шнура собака будет немедленно подчиняться свистку. Таким образом, короткий свисток постепенно превратится в сигнал "Поворот". Продолжительный же свисток останется прежней призывной командой.

Применяя шнур длиной 25-30 метров, мы тем самым приучаем собаку двигаться на параллелях этой широты вправо и влево, какового расстояния собака будет придерживаться в течение последующих уроков без удержания шнура в руке и после полного освобождения.

В первый год обучения, даже после того как собака вполне усвоит движение челноком, не нужно увлекаться шириной поиска. Постепенно при предоставлении собаке большей свободы широта поиска увеличится как бы сама собой, но она всегда должна быть в пределах послушания собаки и в зависимости от характера местности.

Для успеха натаски необходимо с первого же дня работы над поиском прекратить свободные прогулки с собакой в поле, а по окончании урока тут же брать собаку на сворку.

Ознакомление с птицей

Полностью ознакомить собаку с дичью, это не значит добиться от нее лишь стойки по птице. Помимо этого, она должна причуивать дичь на предельном для ее чутья расстоянии, останавливаясь в зависимости от той или иной строгости птицы. Необходимо также, чтобы собака знала повадки этих птиц; она должна отличать запах, идущий непосредственно от птицы, от ее следа, а также игнорировать мелких птичек.

натаска легавойС этой целью нужно сделать с ней какое-то количество выходов в поле, во время которых собака должна ознакомиться с новым, неизвестным ей доселе внешним миром, с многочисленными и волнующими болотными запахами, среди которых будет со временем отличать запах дичи и делать по ней стойку.

Процесс ознакомления с птицей является продолжением работы над поиском и производиться одновременно с последней. При этом собака должна находиться по-прежнему на шнуре и двигаться только против ветра.

Желательно, чтобы на болоте птица была размещена равномерно, чтобы каждая встреча с дичью происходила в результате стремления собаки искать. Излишне частое размещение птицы может только помешать развитию поиска, поскольку собака, привыкшая то и дело поднимать дичь, будет излишне осторожничать.

Лучшей птицей для развития чутья и манеры верхнего причуивания является бекас. Если же приступают к натаске весной, для этого незаменим дупель, который держится на малозаболоченных местах, спокойнее подпускает собаку и недалеко перемещается.

Собаки, натасканные по бекасу и дупелю, почти без предварительного ознакомления работают и по тетереву, сохраняя манеру верхнего причуивания; натасканные же в лесу приучаются работать нижним чутьем и не сразу принимаются искать болотную дичь. Кроме того, лесная обстановка затрудняет работу над поиском и осложняет наблюдение за собакой.

Работа первопольной собаки по коростелю должна быть совершенно исключена. Нельзя злоупотреблять и натаской по перепелу, который сильно таится и приучает собаку делать стойку лишь в непосредственной близости к птице.

Не все собаки одинаково скоро ориентируются в новых для них условиях и не все одинаково скоро проявляют стойку. Одни это делают с первых выходов в поле, другие значительно позднее. Известны многочисленные примеры, когда собаки, проявившие в зрелом возрасте дальнее чутье, долго не принимались работать птицу и наоборот. Объяснение этому нужно искать в состоянии нервной системы тех и других собак.

Собаки уравновешенного типа, у которых процесс возбуждения нервной системы быстро и легко сменяется процессом торможения, спокойнее реагируют на окружающее, их нервные центры способны к более тонкой дифференциации полученных раздражений. Собаки эти скорее ориентируются в поле, а поэтому и раньше начинают различать запах дичи, пробуждающий в них инстинктивное стремление к источнику этого запаха, завершающееся стойкой. Иными словами, собаки эти имеют верное чутье, хотя оно может быть средним по дальности.

У собак возбудимого типа процесс дифференциации полученных раздражений протекает затруднительно, а потому они позднее начинают делать стойки, несмотря на то, что могут обладать дальним (острым) чутьем. Это необходимо учитывать и не прекращать натаску, если собака не проявляет стойки с первых же выходов в поле. В моей практике большинство собак принимались работать на 10-12-й выход в поле.

По измененному отношению собаки к дичи, разнюхиванию следа взлетевшей дичи и более сосредоточенному вниманию к ее взлету можно предугадывать время первой стойки.

натаска легавойМомент этот можно ожидать уже при каждом новом выходе в поле и поэтому к нему нужно быть готовым, чтобы не пропустить его, ибо важно заставить собаку быть спокойной при взлете первой же птицы, поднявшейся после стойки. К собаке, вставшей на стойку, нужно подойти, сохраняя спокойствие, держа ее на чуть-чуть натянутом шнуре. Нельзя долго задерживать собаку на стойке. Командой вперед заставляют ее согнать птицу, при взлете которой надо подать команду "лежать". Если собака проявит вполне естественное стремление двинуться за взлетевшей птицей, повторная команда "лежать" и рывок заставят ее подчиниться. Затем собака должна быть обласкана и пущена вновь в поиск только после полного успокоения.

После первой стойки собака как бы перерождается в своем поведении и с этого момента начинает отмечать каждую встречающуюся в сфере ее чутья птицу.

Не надо допускать, чтобы собака видела место перемещения птицы, что приучает легавую брать птицу "на глазок", а не работать ее чутьем. Место перемещения должно быть точно замечено натасчиком, чтобы на коротких параллелях направить собаку к птице.

При длительных потяжках, сопровождаемых частыми остановками и копанием в следах, командой надо посылать собаку в поиск. Если в результате этого посыла перед собакой и поднимается дичь без стойки, в этом будет меньше беды, чем от стойки, сделанной в результате этих длительных потяжек и копаний в набродах.

Стойка собаки должна быть крепкой, т. е. продолжаться до подхода натасчика и до его команды "вперед". Если птица поднимется из-под стойки до подхода натасчика, то командой, поданной на расстоянии, нужно заставить собаку лечь. В случае неподчинения и броска за птицей собаку нужно одернуть шнуром или подозвать свистком и, не наказывая, отвести к месту стойки и уложить. При наказании собаки, подошедшей на свисток, собака перестанет выполнять эту команду.

В результате процесса ознакомления с птицей, собака должна проявлять полное спокойствие при взлете птицы и самостоятельно ложиться как при взлете птицы из-под стойки, так и при всякой случайной встрече с птицей. На поиске собака будет неминуемо встречаться с неохотничьими птичками.

Если собака, идущая на шнуре, встретится с птичкой и проявит к ней интерес, нужно применить команду "нельзя" и посылать вперед. При встрече же с дичью, по которой собака еще не делает стойки, должна последовать команда "лежать".

Лишь под влиянием систематического запрета замечать птичек и систематического поощрения работать избранные нами виды мы заставляем собаку делать различие в их запахах и отмечать стойкой лишь дичь, Последующий отстрел дичи и оставление без выстрела не охотничьих птиц закрепит ее выучку.

Многопольные собаки допускают работу по птичкам в результате долгого и безрезультатного розыска дичи, благодаря чему их нервная система выходит из нормального состояния.

Место натаски необходимо периодически менять, т. к. собака, привыкшая к одним и тем же местам, начинает делать ложные потяжки.

Приучение собаки к выстрелу по птице

Спокойное состояние легавой собаки при выстреле по птице является важнейшей и завершающей частью ее натаски.

Несмотря на неопровержимость этой истины, очень многие допускают отклонения от этого требования - после выстрела по птице собаки гонят ее, если она не убита; делают бросок за взлетевшей птицей, мешая выстрелу, или бросаются к убитой птице, а еще хуже - проявляют боязнь выстрела в той или иной форме.

Эти недостатки, в том числе и боязнь выстрела, являются результатом неправильного воспитания и, в частности, результатом поспешной подготовки, тогда как к этому моменту собаке последовательно должен быть привит ряд навыков, тесно связанных между собою.

Этими навыками являются: а) приучение к выстрелу, как к неожиданному и необычному, громкому звуку, б) приучение к выстрелу по птице холостым зарядом, в) приучение к спокойному состоянию после выстрела по птице, когда птица падает убитой или подраненной.

Каждый из этих навыков должен быть твердо усвоен, после чего только возможен переход к усвоению следующего и переход к практической охоте.

Приучение к выстрелу, как к неожиданному и необычно громкому звуку, по времени относится к так называемой предварительной дрессировке.

Недопустимо, чтобы собака впервые услыхала выстрел при первой стойке по птице, а это часто делается неопытными охотниками, желающими скорей начать охоту со своей собакой.

Последствия этой поспешности могут быть очень серьезными: у собаки может возникнуть не только боязнь выстрела, но и боязнь самой птицы, даже запаха ее и такие случаи бывают частыми в охотничьей практике. Боязнь выстрела - это глубокий срыв нормальной нервной деятельности, во всех случаях трудно исправимый, а потому при первом ознакомлении молодой собаки с выстрелом необходимо быть осторожным и предусмотрительным.

Среди охотников существует мнение, что боязнь выстрела у некоторых собак является наследственной. Мнение это ошибочно. Наследственной является не боязнь выстрела, а особенности нервной системы, при которой животное повышенно реагирует на внешние раздражения, будь то резкий, неожиданный выстрел, острое ощущение боли и всякое воздействие. Поэтому особенно осторожным нужно быть с собаками повышенной возбудимости и пугливыми.

Приучение собаки к выстрелу, как к неожиданному громкому звуку, должно производиться в поле, во время прогулок, то есть в обстановке, близкой к условиям охоты, причем постепенно, начиная с дальних расстояний и при ослабленном заряде. Собака должна быть спокойной не только при одиночном выстреле, но и при дублете, ибо в практике нередки случаи, когда собака, спокойно относящаяся к одиночному выстрелу, при повторном выстреле проявляет боязнь, т. к. в этом случае он является неожиданным и непривычным для нее.

Приучая собаку к выстрелу, необходимо помнить, что она должна ложиться не при выстреле, а при взлете птицы и то, что выстрел не должен быть связан с каким-либо неприятным для собаки насилием и принуждением, а должен быть для нее безразличным явлением внешнего мира.

Практика воспитания собаки убедительно говорит, что метод постепенного и осторожного приучения собаки к выстрелу является наилучшим.

Приучение собаки к выстрелу из-под стойки холостым зарядом является переходным моментом к выстрелу по птице. Оно начинается лишь после того, как собака приучена спокойно ложиться при взлете птицы.

До выстрела холостым зарядом собака была знакома с ним лишь как с громким и неожиданным звуком. Теперь же звук выстрела свяжется в ее представлении со взлетом птицы, но, еще не зная назначения выстрела и не ожидая от него падения дичи, собака и после этого будет спокойной, продолжая оставаться на месте.

Выстрел по птице, после которого она падает убитой или подраненной, является для собаки и для ее натасчика экзаменационным моментом, успех которого зависит от степени усвоения предыдущих навыков. Но и в лучшем случае не исключена возможность броска собаки к убитой птице.

Ведь собака впервые увидит падающую перед ней, да еще трепыхавшуюся дичь, которую она привыкла видеть спокойно улетающей, и вдруг эта птица падает перед ней. Сильное возбуждение и бросок вперед оправдываются инстинктом и натасчик должен быть готовым к этому движению собаки.

Одна собака проявит лишь намерение двинуться по направлению к убитой птице и самостоятельно или по первой команде "лежать" займет прежнее положение; другая же бросится, не подчиняясь команде.

Вполне понятно, что и методы исправления будут различными, но во всяком случае они должны быть немедленными, иначе эти первые нарушения дисциплины повлекут за собой постоянный бросок, а затем и гоньбу птицы после взлета и промаха.

Собака, бросившаяся к убитой птице, должна быть отведена к месту стойки и уложена до полного успокоения, а птица - оставлена на месте, и лишь после того, как собака успокоится, подобрана. Прием этот всегда дает положительный результат.

Ни в коем случае нельзя заставлять молодую собаку подавать убитую птицу. Этот прием, сделанный вначале по приказанию и систематически повторяемый, может перейти в самостоятельное движение и не только к птице после ее падения, но и в гоньбу птицы после выстрела.

Необходимо сказать и несколько слов о поведении самого натасчика.

В процессе натаски между натасчиком и собакой устанавливается необходимый контакт, т. е. взаимное понимание, которое образуется постепенно и незаметно между натасчиком и собакой. Так, натасчик по малейшим движениям собаки начинает предугадывать ее последующее поведение и в зависимости от этого своевременно поощрять или предупреждать их. В свою очередь, собака постепенно настолько привыкает к натасчику, что по характеру его движений, не говоря уже о малейших интонациях голоса, начинает предугадывать его требования и выполнять нужное без приказания.

Вот почему, требуя от своего питомца спокойствия и выдержки, при падении птицы после выстрела натасчик должен и сам быть спокойным и ни в коем случае не спешить к убитой птице. Движение ведущего, быстрое и порывистое, может вывести собаку из спокойного состояния.

Известны многочисленные примеры, когда собаки, натасканные опытными егерями, с первых же охот с владельцем начинают проявлять непослушание, что порождает несправедливые упреки егерю, тогда как причиной этого является отсутствие между собакой и владельцем контакта, который существовал между егерем и собакой.

Охотник, не умеющий натаскивать свою собаку, не умеет и пользоваться его на охоте. Поэтому натаска собаки является и школой для ее владельца.

В. Рождественский, судья и эксперт всесоюзной категории

"Охота и охотничье хозяйство № 5 - 1960 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100