Калининградский охотничий клуб


Верта (эстонская гончая)


Большинство охотников имеет лишь некоторое представление об эстонской гончей по немногим данным, которые о ней сообщались в печати. Напомню, что эта порода выведена в Эстонии путем скрещивания местных гончих, фокс-гаундов, финских гончих, биглей и швейцарских гончих.

Эстонская гончая - сравнительно молодая порода. Создавать ее начали в тридцатых годах текущего столетия и официально зарегистрировали в 1954 году. Эти гончие хорошо зарекомендовали себя на охоте. Лучшие из них были показаны на ВСХВ. Они имели высокие оценки за экстерьер и Дипломы 1-й степени за полевые качества.

В Подмосковье и, пожалуй, по всей среднеевропейской части эстонские гончие встречаются редко. Возможность их применения в условиях этих районов не изучена. Широкому кругу охотников рабочие качества и другие особенности эстонских гончих практически не известны, хотя многие интересуются ими. В связи с этим мне хотелось бы поделиться опытом воспитания собаки этой породы и охоты с нею.

Эстонская гончаяМоя эстонская гончая Верта - типичная представительница породы. Она происходит от выдающегося родоначальника линии Сампо 1.Э.90 (клуб "Калев"), получившего на ВСХВ аттестат 1 степени.

Двухмесячным щенком Верта приобретена в питомнике ДСО - Калев (г. Таллин). С этого возраста выращена в условиях Подмосковья.

В щенячьем возрасте собака росла и развивалась быстрее, чем щенки других пород гончих. До 4-месячного возраста казалось, что из нее вырастет крупная собака. Однако к 5 месяцам рост почти остановился, она приобрела типичный для своей породы экстерьер и к 7 месяцам выглядела почти сложившейся собакой.

Верта необыкновенно послушна; кажется, что при первом взгляде она понимает, что ей разрешено и за что следует извиниться.

С русской гончей не принято заниматься комнатной дрессировкой, да это и не обязательно. Верта же, наоборот, ищет случая, чтобы получить задание и выполнить его. После нескольких упражнений она легко усвоила команды: сидеть, лежать, стоять, научилась подавать поноску и т. п.

Уже в 4-месячном возрасте при кратковременных прогулках в лесу она активно шла в полаз и, причуяв след, уходила по нему на легком и быстром аллюре. В связи с тем, что в ближайшем лесу можно было встретить лишь белку, ежа и реже лисицу, поиск завершался обычно добычей ежа.

Уходя по следу на расстояние до полукилометра, Верта систематически и уверенно находила ежа, о чем давала знать голосом, и через короткое время приносила его и клала у ног хозяина.

За июль и август она принесла и вручила одиннадцать ежей, которых я после прогулки живыми и здоровыми оставлял в лесу, забирая Верту на сворку.

К шести месяцам такие прогулки оказались уже невозможными, так как Верта почти неизбежно находила свежий след лисы и уходила по нему с голосом. В. таких случаях мне часто приходилось до глубокой темноты ожидать ее на опушке леса, прислушиваясь к отдаленному гону, с которого отозвать Верту было почти невозможно.

Впервые взятая на охоту в семимесячном возрасте, Верта вместе с двумя опытными русскими гончими была активна в поиске и после подъема зайца участвовала, в дружном, жарком и красивом гоне до отстрела зверя.

Во второй половине дня при неблагоприятных условиях из-за сильно закаменевшей от мороза черной тропы Верта продолжала настойчивые поиски. Услышав энергичное облаивание и придя на ее голос в глухую чащу, мы обнаружили загнанного под бурелом довольно крупного уссурийского енота, которого смело и злобно атаковала Верта.

Таким образом, молодая эстонская гончая в первый день охоты показала способность разыскивать зверя и, побудив его, преследовать до тех пор, пока он не попадет под выстрел охотника или не будет остановлен.

Полагаю, что эти ценные качества проявились как результат врожденных свойств этой породы, развитых благодаря заботливому воспитанию и раннему знакомству с лесом.

Дальнейших охот с Вертой в ее раннем возрасте не было. Они состоялись лишь в следующую осень по черной тропе, когда ей было полтора года.

В межсезонье я не имел возможности наганивать собаку по зверю. Приходилось ограничиваться прогулками в лесопарке, где дичи не было.

Несмотря на это, на первой же охоте Верта показала себя как неутомимая труженица*. Из трех поднятых за день зайцев двух помкнула она. Причем последний был отстрелян из-под ее одиночного гона в то время, когда охотники собрались для отъезда домой и когда две другие гончие уже отдыхали. С каждой последующей охотой Верта гоняла лучше и дольше. Особенно азартно она преследовала лисицу.

Остановлюсь на некоторых других моментах, характеризующих эстонскую гончую. Типичная представительница этой породы (см. фотографию), имеет нарядную буро-пегую в светло-желтых румянах окраску.

Это сравнительно мелкая собака, высота ее в холке 46 см, но с хорошо развитым крепким костяком. Грудь очень широкая, спина ровная и тоже широкая. Конечности костистые, с выпуклыми мускулами, лапы крепкие в комке.

В связи с тем, что эстонская гончая имеет короткую ровную блестящую псовину и слабый подшерсток, у меня возникли сомнения, сможет ли она переносить довольно суровые зимы в условиях Подмосковья. Эти сомнения оказались напрасными.

В зимнее время Верта содержится без привязи, в утепленной будке. В сильные морозы она не просится в жилое помещение и по всему видно, не нуждается в нем. Это подтверждает такой пример.

Однажды поздно вечером Верта с кем-то из своих проскользнула в калитку на волю. Только утром было обнаружено, что ее нет дома.

Оставшись без укрытия на улице на всю ночь при морозе 30°, она явилась утром по первому зову и казалась еще более энергичной и веселой.

Впервые увидев эстонскую гончую, охотники, как правило, задают вопрос, значительно ли она отстает на гону от русской гончей в связи с тем, что имеет меньший рост; способна ли она работать при снежном покрове?

Как известно, быстрота хода, с которым гончая преследует зверя, или, как говорят, паратость собаки, зависит не столько от роста и длины ног, сколько от чутья и мастерства.

Не обладая этими качествами, какой бы быстроногой не была гончая, она не может быть паратой, будет часто сбиваться со следа, бестолково крутиться и при отсутствии вязкости бросать гон.

Всякая гончая будет преследовать зверя с одинаковой скоростью в паре с другой собакой в том случае, если данная пара имеет примерно равное чутье и мастерство.

На опыте с Вертой проверено, что, участвуя в гоне вместе с русской гончей и русской пегой гончей, она идет вместе с ними, занимая время от времени ведущее место.

При умеренном снежном покрове эстонская гончая идет наравне с более рослой гончей. Что касается работы по снегу, то следует сказать, что при глубоком рыхлом снеге не может хорошо гнать зверя ни одна гончая, особенно, если преследуемый зверь идет не проваливаясь. По затверделому снегу (по насту) эстонская гончая способна идти не проваливаясь благодаря своему легкому весу и костистым, сравнительно широким лапам.

Следующей особенностью моей эстонской гончей является ее недоверчивое и даже злобное отношение к посторонним. Насколько ласкова и послушна Верта со своими, настолько же строга к чужим.

Несколько слов о послушании.

С раннего возраста Верта легко привыкла приходить на рожок. Придя на зов, она спокойно ожидает, пока ее возьмут на сворку, отозвать же ее с гона почти невозможно.

Положительно, что Верта совсем не трогает домашних животных - рогатый скот, кошку, кур и цыплят.

Если кратко суммировать сложившееся у меня впечатление об эстонской гончей, то прежде всего можно сказать, что она вполне применима для охоты в условиях Подмосковья. Гончая этой породы начинает работать в раннем возрасте, обладает исключительной энергией и настойчивостью как в полазе, так и преследовании зверя, имеет породный, звучный голос и хорошее чутье. Она очень послушна и может быть хорошим сторожем.

Излюбленной породой многотысячной армии охотников-спортсменов с давнего времени была и всегда останется русская гончая, но это не исключает большого интереса к молодой породе эстонских гончих, охота с которыми доставляет огромное удовольствие.

* Многие охотники до нагонки не уделяют внимания ознакомлению щенка с лесом, полем и другими условиями практической охоты, не тренируют собаку в угодьях. Опыт автора статьи наглядно подтверждает, что эти элементы воспитания гончей очень важны, так как обеспечивают успех нагонки собственно по зверю и значительно сокращают ее период.

И. Бороздин

"Охота и охотничье хозяйство № 11 - 1960 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100