Калининградский охотничий клуб


Основы нагонки гончих


Прежде всего молодой охотник должен соблюсти три условия, чтобы все его труды по нагонке гончей не пропали даром и из собаки вышел бы хороший "полевой" гонец. Первое - не приобретать щенка от производителей, плохо работающих в поле, а тем более щенка от неизвестных производителей и всевозможных помесей. Второе - прежде чем заводить собаку, необходимо обеспечить нормальные условия ее содержания. Если собака (а тем более щенок) будет день-деньской сидеть на цепи или в тесном сарае, куда едва пробивается дневной свет, то нет надежды вырастить ее здоровой и, следовательно, хорошей работницей в поле. Не меньше вреда принесет и "вольное" содержание щенка без присмотра, особенно при появлении эпидемических заболеваний среди домашних животных или при подмене во многих населенных пунктах отлова бродячих собак их массовым отстрелом. Третье условие - решающее. Здесь надо сказать со всей откровенностью: если охота, в том числе и с гончей, является для человека только случайным развлечением, то ему во избежание напрасной траты времени и порчи породного щенка не следует заниматься ни воспитанием гончей, ни нагонкой ее. Иное дело, если человек глубоко увлечен охотой, имеет возможность охотиться. регулярно и искренне любит собаку, видя в ней не просто некий охотничий атрибут, а помощника и друге в лесу и дома. Тогда все заботы и труды, связанные с воспитанием собаки, тяготить его не будут.

Основы нагонки гончихОсновная задача нагонки молодой гончей - вызвать у нее активное проявление врожденного инстинкта розыска зверя и преследования его с голосом (лаем). Насколько гончая проявит затем на охоте свою работоспособность, зависит от ее породности (т. е. насколько сильно передались ей от предков необходимые охотничьи качества), а также от того, насколько сумеет охотник активизировать эти качества, развить их и укрепить.

Наблюдая за гончей, мы можем не только дать ей общую оценку, но и определить качество отдельных элементов ее работы - полаза, вязкости, голоса и других. Некоторые из наследственных качеств - чутье, голос, паратость (способность быстро преследовать гонного зверя) совершенствованию не поддаются и остаются у собаки такими, какими одарила ее природа; другие качества, например, полаз (манера розыска зверя), вязкость (охотничья страсть, побуждающая гончую к упорному, неотвязному преследованию зверя), нестомчивость (способность длительной работы), хотя тоже являются наследственными, но в той или в иной мере могут развиваться в процессе нагонки и дальнейшей работы.

Нагонку молодых гончих начинают обычно в возрасте 10-12 месяцев. Начинать наганивать щенка весеннего помета следует в апреле-мае следующего года с тем, чтобы осенью окончательно закрепить опыт и уже к началу охоты (октябрь-ноябрь) иметь вполне подготовленную собаку.

Вне сезона охоты собаку наганивают в специально отведенных для этого угодьях. Если в районе таких угодий почему-либо нет, то нагонку невольно приходится начинать лишь за месяц до открытия охоты.

Еще до начала нагонки с 5-6-месячным щенком надо совершать сперва короткие, а затем более длительные прогулки по лесу, полю, вдоль поросших кустарником овражков и т. п. Здесь щенок будет не только дышать свежим воздухом при усиленном движении) но и приобретать способность свободно ориентироваться в незнакомой местности, привыкать к окружающей обстановке и, не боясь потеряться, отходить все дальше и дальше от хозяине. Все это будет способствовать физическому развитию щенка, заложит основу глубокого полаза, даст ему увлекательную (и полезную) возможность разбираться чутьем в потоке самых разнообразных запахов.

Прогуливая или наганивая молодую собаку, нельзя допускать чрезмерного ее утомления. Необходимо как можно раньше познакомить щенка с домашними животными и добиться, чтобы он был совершенно равнодушен к ним, чтобы подросшая собака, увидев их пасущимися в поле, не проявляла настороженности и агрессии.

Начиная нагонку, охотник с гончей отправляется в лес или другие угодья, где нетрудно найти зайца или лисицу и, придя на место, спускает собаку со сворки. Некоторые гончие, особенно те, что в раннем возрасте уже не раз побывали в лесу, немедленно отходят от охотника и, углубляясь в лес, начинают прихватывать чутьем интересующие их запахи. Другие, отойдя в сторону на какие-нибудь 30-50 шагов, возвращаются к хозяину, затем снова отходят и снова возвращаются - словом, почти все время находятся на виду. Наконец, встречаются настолько робкие, что не отходят от хозяина ни на шаг. В таком случае нужно сойти с просеки или дороги, углубиться в лес и, ободряя собаку порсканьем (побуждающим покрикиванием), поощрять ее к полазу. Время от времени полезно останавливаться в местах, где есть наибольшая возможность найти зайца. Даже робкая, непривычная к лесу молодая гончая, повертевшись вблизи охотника, мало-помалу начнет отходить от него на все большее расстояние.

Приходилось наблюдать, как неопытные охотники, посылая собаку в полаз, отгоняют ее от себя угрозами, а то и побоями. От подобных мер надо решительно отказаться. Не понимая, что от нее требуют, гончая от этого еще больше заробеет и, хотя будет держаться от владельца на безопасном для нее расстоянии, но все внимание сосредоточит на поведении хозяина, а это уж никак не может способствовать ее учебе.

Слыша ободряющее порсканье охотника, молодая гончая начнет все более смелеть, глубже уходить в полаз и, наконец, настолько освоится с лесом, что почувствует в нем себя "как дома".

Быстроту своего передвижения охотник должен сообразовывать с ходом гончей, чтобы последняя не оказывалась далеко впереди или сзади. Не только при нагонке, но и на охоте с гончей не рекомендуется резко менять направление своего хода без предупреждения собаки. Если охотник вдруг круто свернет в сторону, в то время как гончая, находясь в полазе, придерживается прежнего направления, то, не обнаружив через некоторое время ни охотника, ни его следа, гончая начнет беспокойно метаться по лесу. Тут по горячности и неопытности ей и вовсе немудрено запутаться. Потерять собаку при таких обстоятельствах нетрудно. Из-за неправильного поведения охотника гончая станет чаще проверять его присутствие и сокращать тем самым глубину полаза. Бывает и наоборот, что из-за боязни потерять собаку охотник, чуть только гончая задержится в полазе немного дольше, начинает ее звать, трубить, отвлекая ее от работы и приучая ходить в полазе накоротке.

Рыская по лесу и опушкам, гончая непременно наткнется на зверя. Она не замедлит броситься к нему и сначала погонит голосом по зрячему, но вскоре, потеряв зверя из виду, начнет искать чутьем его след. Охотнику надо спешить к месту скола (месту потери собакой следа) и своим присутствием, словами и жестами дать понять ей, что потерянный след надо найти, что зверя надо преследовать. Перехватив, наконец, след, гончая еще пробежит по нему с голосом небольшое расстояние, но вскоре вновь потеряет и вновь начнет его искать. Всемерно побуждая собаку к розыску потерянного следа, охотнику надо находиться поблизости и в случае надобности обойти вместе с собакой круг, чтобы пересечь след.

Вскоре, однако, гончая окончательно потеряет след и начнет постепенно успокаиваться. Тем не менее охотнику нельзя уходить с места скола, пока есть хоть какая-нибудь надежда выправить след. Достаточно уйти от молодой гончей с места скола, как последняя вместо розыска следа бросится догонять далеко ушедшего хозяина. Следующий раз она еще меньше задержится на сколе и, бросив его, поспешит к охотнику. Все это ведет к тому, что собака не будет овладевать ни вязкостью, ни мастерством - качествами чрезвычайно важными в работе гончей.

В процессе нагонки охотнику случается самому побудить зайца. Тогда, не теряя времени, надо немедленно энергичным накриком "вот- вот - вот!", "на-во, на-во!" и т. п. вызвать гончую из полаза и насадить ее на след. Подбежавшая гончая помечется немного, но, следуя указаниям охотника, вскоре прихватит след и, разобравшись в его направлении, с голосом погонит.

Однако далеко не каждая молодая гончая принимается за работу на первых же порах. Иная, будучи подведена к следу только что выскочившего зайца, никак на него не реагирует, хотя прекрасно чует запах. Но это не значит, что у нее отсутствуют необходимые охотничьи качества. Если собака действительно породна, то рано или поздно, иногда даже по второй осени, страсть к охоте у нее обнаружится. Надо только терпеливо способствовать ее пробуждению.

Если время нагонки совпадает с сезоном охоты, то, подранив тонного зайца, надо дать возможность собаке заловить его: это окончательно решит успех учебы. Необходимо спокойно подойти к первоосеннице, огладить ее и, как только она успокоится, принять от нее зайца. Нельзя при этом силой отнимать первый ее трофей, но и не следует давать ей рвать его. Лучше, приняв зайца, поощрить первоосенницу дачей ей пазанков.

Лучшее время для нагонки - все осенние месяцы; неплохо наганивать в конце апреля и в мае (в специально отведенных участках леса). В летние месяцы также допустимо наганивать, но лишь в течение трех-четырех утренних часов, так как в остальное время обычно бывает жарко и сухо, что резко снижает работоспособность собаки.

Начинать нагонку по белой тропе не следует, так как гончая привыкает работать "на глазок", т. е. по видимому на снегу следу. Когда гончая приобретет хотя бы небольшой опыт работы по черной тропе, можно допустить ее к работе по белой.

Наганивать молодую собаку с опытной гончей проще и легче. Опытная гончая без помощи охотника найдет зверя и будет гонять его, быстро выправляя сколы. Молодая сначала будет только мешать старой, но вскоре начнет понимать ее действия и, увлекаясь, все лучше и дружнее работать вместе с ней, а в последующем гонять и совершенно самостоятельно. Надо только иметь в виду, что молодые гончие живо перехватывают как хорошие, так, к сожалению, и плохие повадки старой; поэтому молодую можно наганивать только с такой гончей, которая не имеет серьезных недостатков в своей работе и прежде всего достаточно вязка.

Успешнее, интересней и живее проходит нагонка смычка (выжлеца и выжловки) или пары (двух однополых) гончих. Вдвоем собаки смелее держатся в лесу и с большим увлечением принимаются за дело. Но к работе смычка или пары предъявляются дополнительные требования. Обе собаки должны быть равных ног (одинаковой паратости) и свальчивыми (т. е. быстро присоединяться одна к другой на первых же минутах гона какой-нибудь из них), а противном случае о совместной слаженной работе смычка говорить не приходится. В полазе же они должны работать порознь, совершенно независимо друг от друга.

Заканчивая знакомство с основами нагонки, считаю необходимым дать начинающим гончатникам несколько советов.

Подчас приходится слышать жалобы на непозывистость той или иной гончей. На поверку же оказывается обычно, что в этом повинны сами владельцы собак, неумело пользующиеся рогом (трубой). Рог - далеко не последняя вещь на охоте с гончими. Нет смысла надрывать голос, вызывая к себе гончую, находящуюся в полазе; достаточно потрубить в рог, и она явится. Молодую собаку очень легко приучить немедленно являться на позывной сигнал рога. Стоит только перед дачей корма трубить в рог несложный мотив в каком-либо ритме и повторять эту процедуру несколько дней, как собака будет, знать и звук вашего рога, и позывной сигнал. Необходимо иногда в неурочное время потрубить собаке издали, а после того как она подойдет, дать ей лакомый кусочек.

Основы нагонки гончихВызвать собаку с гона или со скола гораздо труднее. Вязкая гончая, если и прибежит на зов, то, перевидев хозяина, постарается тотчас же вернуться обратно к следу гонного зверя. Винить гончую в этом нельзя: страсть к охоте сильнее.

Во время нагонки, как и на охоте, трубят и при необходимости предупредить собаку об изменении направления, и когда убит тонный зверь (но отнюдь не шумовой, случайно подвернувшийся), а гончая все еще продолжает выправлять его последний скол.

Трубить для того, чтобы поскорее поднять с лежки зверя, нельзя: гончая перестает тогда реагировать на звук рога, и когда действительно надо будет подозвать собаку, то уже никакие арии на трубе делу ив помогут.

Есть еще и такие гончатники, которые наконец-то подошедшую на зов собаку наказывают "за непослушание". Это окончательно губит дело, так как следующий раз собака, может быть, снова и подойдет, но, предвидя неприятности, будет стоять в кустах, опасливо поглядывая на раздраженного охотника. Кстати сказать, всякие побои, как правило, должны быть исключены из всей системы воспитания собаки. Желая подловить гончую, некоторые начинают накликать ее на след как бы перевиденного зверя: "на-во, на-во", "вот-вот-вот!" и т. п. Несколько раз обманутая таким образом гончая перестает верить хозяину.

Охотясь вблизи дома, нельзя оставлять гончую в лесу, рассчитывая на то, что, мол, собака дорогу домой знает. Оставаясь одна в лесу, гончая отвыкает от необходимости держать связь с охотником, приобретает манеру самостоятельно бродить по угодьям и возвращаться домой, когда ей вздумается. Гончая, повадившаяся наведываться в лес в любое время года, будет наносить вред фауне и безвозвратно погубит себя как охотницу.

Охотясь с молодой гончей, не следует стрелять случайно подвернувшуюся дичь - рябчика, тетерева и т. п. Не раз проверено, что достаточно раз-другой убить птицу или белку, как у собаки пробуждается к ним живой, интерес. В последующем эта гончая будет то копаться в тетеревиных набродах, отдавая иногда голос, то облаивать белку или рябчика, отвлекаясь от основной работы и дезориентируя самого охотника.

В заключение несколько слов о работе гончих по красному зверю. Злоба гончих к людям или домашним животным вовсе не говорит о ее злобности к волку или лисице. Бывает, что зло кидаясь на прохожих или домашних животных, собака поджимает хвост и жмется к ногам охотника, как только зачует след волка. О такой гончей можно сказать: "Молодец против овец, а против молодца и сам овца". Конечно, имея всего одного-двух красно-гонов, охотник, вряд ли пойдет с ними на взматеревших волков без риска потерять собаку. Но одно дело волк, другое - лисица. Каждая гончая, безусловно, обязана обладать достаточной злобностью, чтобы гонять лисицу. Считается достоинством, если она, бросив гонного зайца, переходит на горячий след лисицы и, наоборот, недостатком, если спокойно проходит мимо следа только что слезшей (стронутой с лежки) лисицы. Поэтому работу молодой гончей по лисице надо всемерно поощрять.

Все изложенное не претендует на исчерпывающую полноту: это лишь основы, позволяющие молодому охотнику вырастить себе незаменимого помощника для охоты по лисице и зайцу. Любовь к охоте, наблюдательность и терпение начинающего гончатника помогут ему успешно справиться с этой порой нелегкой, но чрезвычайно интересной задачей. А о наслаждении, которое испытывает охотник, вслушиваясь в азартный гон своего любимца, и говорить нечего.

В. Протасов

"Охота и охотничье хозяйство № 6 - 1967 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100