Калининградский охотничий клуб


На копытных


Охота на копытных сегодня наиболее распространена. Чаще всего практикуются облавы, стрельба с вышек, с подхода, подъезда. Среди этих способов менее эффективны облавная охота на кабана и в какой-то мере отстрел из-под гончих. В связи с этим хочу поделиться своими наблюдениями об использовании собак и рассказать о нашем опыте организации загонных охот на кабана. Речь пойдет о западном регионе.

* * *

Охота с гончими на копытных в европейской части страны имеет давние традиции. Однако от нее отказываются в наиболее организованных хозяйствах, где работают грамотные специалисты-охотоведы. Недооценка пагубности такой охоты распространена очень широко, пропаганде неприемлемого метода отвел место даже журнал "Охота и охотничье хозяйство" (статья полтавского кинолога С. Шевченко, 1978, так и называлась - "С гончими на копытных").

В чем же заключается вред охоты с гончими? Представим паратого выжлеца, скорость которого по черной тропе составляет около 25 км/ч (Пахомов, 1950). Пока гон идет вдалеке, копытные, хотя и обладают прекрасным слухом, не проявляют признаков беспокойства. Но стоит собакам приблизиться на 300-400 метров, большинство зверей поднимаются с лежки, настораживают уши и тревожно замирают. Приближения на 200 метров уже не выносят ни косуля, ни олень, ни лось, разве что взрослый кабан не спешит обратиться в бегство, в густом ельнике он переждет несколько минут, но затем все равно покинет опасный участок.

Таким образом, если принять скорость гончей хотя бы 20 км/час, а ширину полосы наибольшего беспокойства по 200 метров с обеих сторон, то за час гона окажутся поднятыми на ноги копытные, да и другие обитатели леса на площади 8 кв. км. Поскольку преследуемый собаками зверь старается ходить местами дневок, крепями, действию фактора беспокойства подвергаются основные биотопы животных. Привыкшие на облавных охотах к постоянным сигналам рога своих владельцев-загонщиков наши гончие крайне непозывисты. Малорезультативная стрельба из гладкоствольного ружья по бегущему зверю придает им азарт, поэтому гон может длиться не час, а полдня. В нем, как правило, участвуют несколько собак. С полным основанием можно утверждать, что в этих условиях фактор беспокойства вызывает у животных состояние, близкое к стрессу. Ясно, что звери будут избегать таких угодий, перемещаться в неподходящие, менее кормные участки леса, нарушается их биоритм - периодичность кормления, отдыха, суточной активности. Последствия стресса известны - они проявляются в снижении жизнестойкости животных, ухудшении их воспроизводственных способностей. Иными словами, нельзя ждать высокой плотности копытных там, где на них охотятся с гончими.

Что же мешает применению альтернативных пород собак, прежде всего лаек? Р. Дормидонтов, А. Блохин (1975) писали: "При современном развитии охот на копытных лайки становятся все более необходимыми... и странно, что в большинстве хозяйств это еще не смогли в должной мере оценить".

Надо откровенно признать, что причина этой "странности" одна - в массе своей лайки работают по копытным хуже гончих, особенно по таким, элементам, как поиск и вязкость, уступают в злобе к зверю, хотя и превосходят по чутью. Если после первого сезона натаски три четверти породистых гончих прекрасно работают по копытным, го среди лаек этот процент на порядок ниже. Возможно, что здесь сказываются исторические причины - в прошлом охота на лося велась в меньших масштабах, а ареал кабана и область распространения лаек вообще не соприкасались. Не могло не отразиться на лайках заводского разведения и отсутствие в последние десятилетия отбора, как важнейшего фактора развития любой породы: практически разбираются все щенки, а требование допускать к вязкам лишь классных собак нарушается в силу того, что процент дипломированных лаек крайне низок.

Однако анкетирование охотников показывает, что, несмотря на "худшую" работу лаек, добычливость охоты с ними не отличается от добычливости при охоте с гончими. Это объясняется как обеднением угодий, в которых постоянно охотятся с гончими, так и непроизводительными потерями времени, потраченного на ожидание сошедших со слуха гончих. Менее вязкая лайка после подъема зверя преследует его до номеров, в случае промаха прогонит еще 300 - 500 метров и возвращается к стрелковой цепи. Кроме того, если из-под напористых гончих зверь несется сломя голову, то лайки обычно преследуют стронутого зверя без голоса, он ведет себя спокойнее и вернее держится лаза, стрельба по выставленному на номера зверю более прицельна. Бесспорным преимуществом более ловкой и легкой лайки является и то, что тяжесть ранений и частота гибели от клыков секача у нее меньше, чем у гончей.

В странах Восточной Европы при облавных охотах на кабана наибольшее применение из числа имеющихся у нас пород нашли терьеры и таксы. Правда, облавный метод охоты там не имеет большого распространения.

Среди охотников не прекращается дискуссия о пригодности для охоты на кабана ягдтерьера. В середине 70-х годов в Витебской области испытывалось около двух десятков представителей этой породы, происходивших от закупленных Минлесхозом БССР собак за рубежом. Ягдтерьеры показывали превосходную работу в вольере по подсадному кабану. Но для работы в поле эти собаки оказались совершенно непригодными, и не только, как многие считали, из-за неспособности работать по глубокому снегу. Причина в другом - малая ширина поиска, вполне устраивающая, скажем, немецких охотников, в наших, несравнимо более бедных угодьях (плотность кабана 3-5 гол/тыс, га лесной площади), не обеспечивает отыскание зверя. Кроме того, не знающие страха ягд и фокстерьеры слишком часто травмируются секачами.

К сожалению, у автора нет наблюдений за работой континентальных легавых по копытным, хотелось бы видеть в печати сообщение на эту тему их владельцев и кинологов. Для того, чтобы охота была богаче, надо совершенствовать старые и искать новые методы. Отказ от применения гончих - не панацея, но, безусловно, одно из непременных условий успешного ведения охотничьего хозяйства по копытным.

* * *

Коллективные охоты на кабана за рубежом справедливо критикуют за антиселекционность, к ним прибегают лишь в случае, когда есть необходимость в короткий срок резко сократить численность зверя в целях предотвращения ущерба, наносимого сельскому хозяйству. Но не всегда все организационно получается. Поэтому поговорим о возможности совершенствования охоты на кабана загоном.

Подготовка. Руководитель должен накануне побывать в угодьях, встретиться и побеседовать с егерем, осмотреть места обычных переходов зверей, при необходимости затереть старые следы и наметить последовательность загонов.

В день охоты при пороше следует объехать основные дороги, двух-трех помощников направить лесными просека-ми для проверки основных окладов. При отсутствии пороши лучше придерживаться плана проведения охоты, намеченного заранее, исходя из знания расположения мест кормежки, дневок, свежих пороев, посещаемости подкормочных площадок. Попытки установить в день охоты места лежек по чернотропу мало результативны и лишь отнимают время. Намечая последовательность и направление прогона отдельных окладов, следует учитывать наиболее вероятные маршруты поднятия кабанов.

Инструктаж. Всякая коллективная охота должна начинаться с построения и инструктажа участников. В случае, если на охоте присутствуют гости хозяйства, руководитель охоты просит их предъявить охотничьи билеты, представляет друг другу участников охоты и приступает к инструктажу. Он содержит: название места охоты, четкое объявление, кто будет руководить охотой, напоминание о неукоснительном выполнении распоряжений руководителя, перечень животных, разрешенных к отстрелу, их количество, пол, возраст, правила техники безопасности, сигналы к началу и окончанию загонов, иные рекомендации и замечания.

При проверке билетов даже у высоких гостей руководитель охоты должен отбросить ложную скромность. В 1984 году в Веречском приписном охотничьем хозяйстве (Витебская область) облсовета "Динамо" прибывший из Москвы известный врач X., стреляя по неясно видимой цели, убил сошедшего с номера старшину милиции 3. В ходе расследования выяснилось, что X. никогда не имел охотничьего билета. Убийство произошло по неосторожности. Руководивший охотой зам. начальника УВД полковник милиции Б. был уволен из органов внутренних дел. Непринципиальность присутствовавшего на охоте директора хозяйства Л., устранившегося от руководства охотой и не проверившего наличия охотбилетов, стоила человеческой жизни.

загонИнструктируя участников, руководитель охоты среди прочих правил техники безопасности обязательно должен напомнить следующее: ружье заряжается только на номере, перед уходом с номера разряжается, особенно опасна езда с заряженным ружьем; став на номер, стрелок должен показать свое расположение соседям справа и слева и в дальнейшем не стрелять вдоль стрелковой линии под углом менее 45°. Одним из наиболее распространенных нарушений техники безопасности является такая расстановка, при которой просека, дорога находятся перед номерами (рис. 1). Конечно, удобнее иметь открытое пространство перед собой, но при этом, пока охотник выцеливает дичь, пересекающую дорогу, она может оказаться в створе со стрелковой цепью и тогда недалеко до несчастья. Лучше номера углубить на 20-30 метров внутрь загона.

Основное требование селекции - отстрел должен основываться на добыче поросят, а не взрослых животных. Если мы думаем о завтрашнем дне, то категорически запрещается стрелять по зверю, идущему впереди стада, это всегда ведущая самка, ее потеря невосполнима для потомства.

В рекомендациях руководитель может посоветовать заряжать ружья только пулями, если предполагается отстрел взрослого кабана. Замечания могут быть высказаны по цвету одежды, не соответствующему общему природному фону. Отдельные охотники прибывают в одежде, издающей шорох, или бывают недостаточно тепло одеты и обуты зимой. Нелишне напомнить о соблюдении тишины при расстановке на номере. Для того, чтобы участники охоты не чувствовали себя статистами, полезно поставить их в известность о намеченной последовательности загонов.

Охотничий рог облегчает руководство охотой и помогает экономить время. При охотах с постоянной командой охотники обычно знают такие сигналы, как "загон начинать", "левое (правое) крыло вперед", "зверь добыт", "отбой" или "все ко мне". Если участники охоты не знакомы с этими сигналами, следует условиться хотя бы о командах к началу и окончанию загона.

Расстановка на номерах - наиболее интересная, творческая часть процесса охоты. По чернотропу приходится жертвовать количеством стрелковых номеров и усиливать цепь загонщиков, это первое из многочисленных уравнений, которые будет решать руководитель в день охоты. Здесь же возникает и второе - чем крупнее оклад, тем больше надежды поднять зверя, но и кабаны при этом получают свободу маневра, прорваться в сторону. Руководитель, хорошо знающий угодья, должен выйти из этих затруднений. Мастер своего дела не станет растягивать цепь стрелков вокруг всего оклада, а постарается перекрыть наиболее надежные места, так называемые лазы.

"Великое дело в зверовой охоте - лаз", - пишет В. Казанский (1970). В отличие от лося лаз кабана - это не редина, не вырубка и не поле, а прежде всего загущенный участок леса, посадка хвойных пород, труднопроходимый лозняк, тростниковая крепь. По рельефу лаз тяготеет к понижениям местности, ложбинами. Лаз в плане - это полоска леса от одного, меньшего по площади массива, к другому, большему. В одном окладе бывает 1-2 наиболее верных, главных лаза и несколько побочных, второстепенных. Местным охотникам основные лазы хорошо известны, именно их расположением определяется расстановка на номера; с большим или меньшим успехом лаз угадывают и гости, имеющие опыт охоты на кабана.

Однако сложность заключается в том, что и кабаны, обладая прекрасной памятью, после 1 - 2 охот начинают покидать оклад иным путем. Иногда лазы меняются с годами, вероятно, в связи с изменением растительности - взрослением молодняка, лесохозяйственными работами.

В охотничьей литературе, содержатся противоречивые рекомендации по учету направления ветра. Большинство отечественных авторов советуют гнать кабанов только по ветру или же так, чтобы кабаны приближались к стрелковой цепи при боковом ветре. Такие же советы содержатся в старых литовских и чешских охотничьих журналах. На территории бывшей ГДР считалось, что загонщики должны двигаться всегда против ветра. При решении этого противоречия следует исходить из того, что потревоженному кабану свойственно направляться против ветра с тем, чтобы вовремя распознать опасность, это, так сказать, стратегическая линия его поведения.

Но загон против ветра легко могут испортить запахи бензина, нафталина, пота, сапожного крема, исходящие от стрелков на номерах. Не могут рассчитывать на встречу с кабаном те, кто пользовался утром душистым мылом или одеколоном, ехал в прокуренной машине или сидел у костра.

В ГДР охоты против ветра удавались благодаря широкому использованию разнообразных вышек. Кабаны гораздо легче выходят на стрелковую линию уже при расположении охотников в 1,5- 2,0 м над землей. Перед преодолением открытого пространства звери обычно приостанавливаются; следовательно, и вышки надо располагать в 20-30 м от просеки, дороги внутри оклада. Для своевременного распознания дичи весьма полезно от вышки прочистить 2-3 визира шириной 0,5-1,0 м, длиной до 40 м и под углом 45° друг к другу - так называемая "воронья лапка" (рис. 2)

Загонщики. От них зависит добрая половина успеха. Нередко в загон посылают начинающих охотников, проштрафившихся стрелков, а между тем подход к формированию команды загонщиков требуется совсем иной. Загонщик должен прежде всего до тонкостей понимать охоту, хорошо знать угодья, места лежек зверей, ясно представлять расположение номеров. Если загонщик отстает, он в лучшем случае бесполезен, если же, стремясь поскорее пройти свой маршрут, вырывается вперед, то оказывается помехой я отворачивает зверя от стрелков. Недобросовестные загонщики любят сбиваться в группы по 2-3 человека и оставляют непроверенными загущенные участки.

Следует ли загонщикам двигаться с шумом, даже сделать несколько выстрелов в воздух, как это советовал в начале века Л. П. Сабанеев (1904),- вопрос неоднозначный. Приезжие охотники прощают даже неудачные загоны, если загонщики "старались", и, напротив, выражают недовольство, когда приходится отстоять час в тишине. Действительно, веселее стоять, когда слышишь механику охоты. Шумовой прогон кажется предпочтительным по чернотропу - он позволяет скорее поднять зверя, но считать усиление шума гарантией, для того чтобы заставить его идти в желательном направлении, - наивное заблуждение.

Это слишком грубый прием для столь умного зверя. Упомянутую биологическую особенность кабана двигаться против ветра нельзя изменить, ее можно лишь использовать.

И еще одно - от шумового прогона лучше отказаться. Кабаны поднимутся заранее, и выставить их на стрелковую линию будет невозможно. При прочих равных условиях, вероятно, шума должно быть столько, сколько необходимо для общения между загонщиками, т. е. для выдерживания интервалов неправильного направления. Но из соображений безопасности при приближении загонщиков к стрелковой линии подача голоса должна быть усилена.

Кабан в европейской части страны стал объектом массовой охоты в последние 25 лет; за это время выросли кадры настоящих мастеров, умеющих организовать сравнительно успешно охоту очень скромными силами - 2-3 загонщика, 1-2 собаки, 5-7 стрелков.

В. Муравицкий, биолог-охотовед

"Охотник № 5 - 1991 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100