Калининградский охотничий клуб


Не все просто


Письмо Николая Васильева из Республики Марий Эл в некотором роде характерно для многих наших читателей. Смысл его таков: мне это интересно, хотелось бы об этом побольше узнать, но постарайтесь объяснить все попроще.

Давайте вспомним, господа, что в нашей с вами России отношение к этой самой "простоте" отнюдь не однозначное: с одной стороны, мы ее превозносим - "просто, как все гениальное", но с другой, даем прямо противоположную оценку - простота хуже воровства. Что же выбрать, если не причисляешь себя к гениям, но и не хочешь прослыть кем-то худшим вора? Я стараюсь придерживаться золотой середины, т.е. не пытаться объяснить на пальцах достаточно сложные вещи (не получится), но и не забираться в научные дебри (все в пределах школьной программы).

Техника является прикладной областью точных наук, их детищем, поэтому, в частности, сказать о ружье, что оно хорошее или плохое, тем более оценить его бой теми же прилагательными, значит, не сказать ничего. Извольте описать характеристики оружия, боеприпас, параметры выстрела, тогда на их основе и будем оценивать и сравнивать. Это собачий ринг десять экспертов по-разному расставят и будут одинаково правы, благо все оценки качественные и проверить их математически нельзя. Так вот, характерной чертой нашего времени является стремление все свести к понятным (простым) качественным оценкам или к оценкам авторитетных людей, доверие к слову которых поистине безгранично. Вспоминается в этой связи наша полемика с Михаилом Шукисом на страницах журнала "Охота и Рыбалка - XXI век". Михаил превозносил значение некоего критерия - "поперечной нагрузки", по его мнению, исчерпывающе характеризующего пулю, приводя в доказательство высказывания известных зарубежных стрелков. Мне же было очевидно, что сей критерий абсолютно надуманный и ровно ничего не характеризует. Свое мнение я подтвердил преобразованием известных из школьного курса физики формул. Но наш спор лирика и физика, а скорее - филолога и технолога, никогда бы не кончился, поскольку он не хотел разбираться в "этих твоих формулах", а я отказывался принимать ссылки на авторитеты. К счастью, у Миши был приятель - доктор физико-математических наук, которому он доверял больше, чем мне. Получив консультацию, Миша позвонил и поздравил: "Оказалось, ты прав". Кстати, многие письма читателей и беседы с ними выявили двоякий расклад суждений. Одни убеждали: "Шукис - стрелок, одних стволов имел больше двадцати, он знает, что говорит". Другие опровергали: "Жибаровский инженером работал, ему ль не знать!?". Дорогие господа читатели, и Михаил, и его сторонники, и мои доброжелатели поверили не в доказательства, а опять же авторитетам. Мне это, откровенно говоря, не льстит, другое дело, если бы, основательно проверив, читатель убедился в правоте приведенных выкладок или их ошибочности.

* * *

После столь пространной преамбулы давайте перейдем к сути вопроса. На этот раз мои рассуждения, увы, не могут быть подтверждены ненавистными формулами, поскольку мне не приходилось встречаться с математическим описанием процесса внутренней баллистики, его динамики. А именно: внутренняя баллистика определяет дальнейший полет дробового снаряда.

Передо мной лежит статья Виктора Андреева, в которой, в частности, констатируется факт растяжения дробовой осыпи, а также приводятся экспериментально полученные данные величины растянутости. Хочу поделиться своими представлениями о том, КАК это происходит, и в какой-то степени обозначить различие трактовок некоторых частностей.

Так, я не придавал бы большого значения растянутости снопа в надежности поражения цели или в "исправлении неточности прицеливания". Под надежностью я понимаю большее количество дробин. Если ты не поразил цель "головкой" снопа, то разреженным "хвостом" вряд ли поправишь положение. По второму тезису тоже можно усомниться. Скорость дроби приблизительно в 20 раз выше скорости полета даже самой быстрой охотничьей птицы (чирка), стало быть, за то время, которое потребно всему растянутому снопу (3,6 м), чтобы пересечь точку встречи с целью, птица пролетит 18 см. Таким образом, чтобы "влететь" в центр растянутого снопа, клюв птицы должен находиться в 9 см от него. Таким образом, может быть исправлена конкретная ошибка в прицеливании, равная 9 см на расстоянии 36 м. Но это, по-моему, частный случай в охотничьей практике. Причем мы рассматривали полет дичи, перпендикулярный вектору стрельбы. Во всех случаях выстрелов под углом, как справедливо отмечает В. Андреев, "положительный эффект" снижается, доходя до нуля при встречных и угонных выстрелах. Ко всему прочему, я глубоко убежден, что распределение дроби по снопу неравномерно настолько, что позволит дичи пролететь сквозь отставшую его часть целой и невредимой.

В. Андреев не сделал одной важной оговорки, что мы ведем речь о безконтейнерном патроне. Дробь в контейнере, конечно же, не растянется на 10% пройденной дистанции. Во-первых, часть ее, до раскрытия, она пройдет пулей в контейнере, а во-вторых, условия деформации дроби в нем значительно мягче, чем в стволе, не говоря о принципиальном отличии во внутренней баллистике.

рис.1Вот о ней-то мы сейчас и поговорим. При больших скоростях твердые сыпучие материалы - песок, гранулы, цемент, шихта - ведут себя как жидкости. В технике есть даже такой термин - "псевдоожиженный слой". Дробь тоже можно причислить к подобным материалам. На мой взгляд, ошибочно думать, что в стволе дробь идет столбиком, подталкиваемая пыжом. Растяжение дробового столба начинается под действием аэродинамического удара взорвавшегося пороха в начальный момент раскрытия закрутки. Пыж (в данный момент) - это как бы шар-биток, которым вы ударили по пирамиде. Он продолжает медленно катиться, а другие шары уже разлетелись. В стволе дробь, ограниченная стенками, выстраивается и занимает места в соответствии с приобретенными скоростями (см. рис 1), точно так же, как заполняет русло поток жидкости. Более вытянутый центр потока, не встречающий сопротивления, и приторможенные "берега" - дробины, расположенные у стенок гильзы и оказавшиеся у стенок ствола. (Для наглядности откройте водяной кран, вывинтив из него рассекатель. Вы увидите, что струя резко утончается, выходя с торца крана. Это поток, не встречающий сопротивления стенок. Загляните в торец крана, вы увидите, как к струе со стенок подливается вода, образуя как бы шляпку гриба. Закройте кран - струя прервалась, а со стенок еще некоторое время стекают заторможенные струйки и капли.) При движении по стволу "размежевание" по скоростному признаку лишь усиливается: центр потока испытывает только сопротивление воздушной среды, а периферия, особенно приствольный слой, - еще и сопротивление от трения. При выходе из дульного среза каждая дробина начинает единоборствовать с сопротивлением воздуха. Сначала рассмотрим ствол цилиндрической сверловки. Здесь движение всей дроби практически прямолинейно (за исключением возможных соударений, отклоняющих отдельные дробины), но опять не повезло периферийной части снопа. Вернемся чуть назад. До вскрытия гильзы в момент удара дробь уплотнилась, заняв минимальный объем, использовала амортизирующий резерв пыжа и, может быть, незначительно деформировалась вся или частично, это вряд ли кто может сказать наверняка. Давайте пренебрежем этой деформацией, как величиной постоянной для всех патронов данного калибра. Однако при трении о ствол значительное количество дроби деформировалось (вспомните освинцовку стволов), отклонившись от шаровой формы с минимальным лобовым сопротивлением. Дробовой столб еще больше вытянулся за счет торможения деформированных дробин (в том числе и соударявшихся). Но обратим внимание: на снижение скорости дроби влияют два фактора - трение и сопротивление среды.

рис.2Теперь переходим к баллистике в чоковых сужениях (настало-таки время формул). Каждая дробина прямолинейно движется в стволе под действием силы (F). Сила возникает от придания массе (т) дробины ускорения (а) от того самого удара, который мы рассмотрели, и равняется, по известному со школьной скамьи закону Ньютона, F=ma (первый год школьного курса физики). Характер движения в цилиндрической части ствола уже известен, но тут дробовой сноп начал входить в чоковое сужение. Добавляется третий фактор, влияющий на снижение скорости. Сила, движущая дробину вдоль стенки ствола, раскладывается на три составляющих, первая из которых продолжает действовать вдоль оси ствола, вторая - в направлении образующей чока и третья - перпендикулярно оси ствола внутрь (см. рис. 2а). Она-то и вносит сумятицу в движение дробового снопа. Периферийные дробины устремятся внутрь потока и притормозят центральные, отставшие дробины нагонят передовых, поток уплотнится. Поток будет уплотняться тем сильнее, чем строже чоковое сужение, т.е. чем больше его угол (см. рис. 2б). Но перед этим еще в сужении за счет составляющей силы, направленной перпендикулярно оси ствола, и центральные дробины подвергнутся усиленной деформации от трения. (Вам приходилось входить на эскалатор метро в толпе? Вспомните, вы только что шли свободно, но при входе в сужение - тот же чок, только в плоскости, вы догнали передних, потом вас сдавили со всех сторон и практически внесли на ступени, порой без пуговиц. Людской поток также подчиняется законам гидравлики.) Уплотненный сноп вылетит с меньшей скоростью, чем из цилиндра, но зато и не будет столь сильно растянут. Периферийные дробины под действием силы, направленной вдоль образующей чока, начнут пересекать ось снопа. Количество соударений, сопровождаемое деформацией дробинок, при этом многократно возрастет.

Попробуем сделать вывод из сказанного. Сжатие дробового снопа в чоке, сопровождаемое воздействием всех указанных сил, приводит к увеличению числа деформированных дробин (не исключаю поголовной деформации), а сноп, по отношению к цилиндру, более уплотнен как в продольном, так и в поперечном направлениях. Парадокс? Ничуть! Дульные сужения выполняют задачу, заложенную тем первым конструктором, которому пришло озарение применить их в оружии в целях повышения кучности боя. То есть влияние чоков, уплотняющее и сжимающее сноп, превалирует над влиянием деформации дробин, способствующей растяжению снопа.

И последнее. Отмечая факт меньшей скорости дроби на дульном срезе чока по сравнению с цилиндром, Виктор Андреев обронил: "... хотя по логике должно быть наоборот". Мне кажется, я понял его логику: она - в той же гидравлике. Действительно, скорость воды в узком месте реки всегда выше, чем в ее основном русле. Но там действует закон непрерывности струи. Наполни мы весь ствол дробью и дави на нее пыжом, скорость дроби на срезе, действительно, была бы выше, чем в стволе. Но мы имеем "воздушно-дробовую" смесь, а об этом - читай выше.

В. Жибаровский

"Российская Охотничья газета № 08 - 2007 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100