Калининградский охотничий клуб


На рябчика с лайкой
часть 1   часть 2


Хорошо, когда охотишься на рябчика с лайкой опытной, которой полностью доверяешь. Если собака делает - по неопытности или из-за недостатков чутья - пустые полайки, стрелять из-под нее рябчиков трудно. Взлет рябчика хорошо слышен, а вот посадка нет. Если птица после подъема сразу не села на дерево на глазах у лайки, а улетела прочь, облаять ее неопытной собаке, особенно в ветренную погоду, бывает нелегко.

Полайки

фото Е. ОсиповаЗанимаясь с лайкой рябчиком, следует быть готовым к тому, что на первых порах молодая собака может потрепать вам нервы пустыми, вернее, неточными полайками. Естественно, натаскивать собаку по этому виду, если заниматься этим специально, лучше в тех участках леса, где осенью держатся выводки.

Рябчик, сидящий на дереве, не боится собаки, когда она молчит, но не всегда способен долгое время выдерживать азартный громкий лай и чрезмерно активное, суетливое поведение собаки. Особо пугливый, облаянный рябчик может не раз менять дислокацию и хорошо работающая собака каждый раз сажает его, до тех пор пока охотник сможет близко подойти. Но иной раз рябчик сидит под лаем очень крепко.

Как-то собака нашла свежие наброды, быстро разобралась со следами, подняла птицу и почти тут же залаяла. Как и полагается, я осторожно подошел и увидел, что она уверенно облаивает одинокую пятиметровую елочку. Естественно, я решил, что собака врет. Не может рябчик столь нахально сидеть буквально у нее на носу. Уже не скрываясь, я подошел вплотную к этой елочке и в крайне грубой форме высказал своей подруге все, что я о ней думаю. Чтобы продемонстрировать свою правоту и наглядно пристыдить ее, я взялся за еловую лапу, дернул так, что все маленькое деревце протряслось, но, ничего не произошло, дернул еще раз, и тут с макушки елочки сошел рябчик. Я так и не выстрелил, а обруганная собака не стала его преследовать.

Многие, если почти ни все лайки при облаивании птицы, особенно глухаря, сначала пытаются работать с анонсом. От этой вредной, в данном случае, привычки их следует отучать. У собак не хватает терпения дождаться медленно подходящего хозяина и выстрела. Они хотят поторопить его и подвести к нужному дереву. Собака прерывает облаивание, бежит к охотнику, затем снова к дереву и так не один раз. В результате она показывает охотнику не дичь, а наоборот, обнаруживает его. Это недопустимо, так как лайка переключает внимание птицы с себя на хозяина. При работе по рябчику, впрочем, как и по другим видам боровой дичи, такая манера поведения собаки приносит много вреда.

Первая дичь

Хочу рассказать еще об одном поучительном эпизоде, имеющем прямое отношение к натаске лайки по боровой дичи. Русско-европейской лайке Нюхче, по-домашнему - Нюшке, не было еще и трех месяцев, когда она отправилась с нами в экспедицию на таежный север Архангельской области. Одной из целей поездки были поиски и описание глухариных токовищ, выявление закономерностей размещения токов и влияния на них рубок леса. Мы много ходили, ориентируясь по компасу, и всегда нас сопровождала маленькая Нюшка. Сил на многокилометровый маршрут у нее не хватало. Почувствовав усталость, она тут же выбирала какую-нибудь елочку и, не обращая на нас внимания, укладывалась под ней спать. Мы сажали ее в рюкзак и несли, пока не зашевелится, тогда выпускали. Вскоре в рюкзаке уже не было необходимости, а в лесу она уже чувствовала себя, как дома. Хоть Нюшке и рано было, но я решил попробовать показать ей боровую дичь.

Особенно важно при первой работе из-под лая отстрелять птицу так, чтобы собака это видела и получила ее в зубы. Заодно решается и проблема знакомства питомца с выстрелом. Эту задачу я задумал решить с помощью рябчика, благо для изучения питания боровой дичи разрешение на отстрел имелось.

Была весна, и рябчик хорошо шел на манок. Поступил я довольно просто. Рябчик откликнулся, когда мы с Нюшкой шли по широкой лесорубной дороге. Я пристроился на обочине, подождал, пока щенок перестал следить за мной, начал интересоваться тем, что делается вокруг. Я свистнул, рябчик снова сразу ответил, не заставив себя долго ждать, подлетел, открыто уселся на ветку небольшой осинки и заверещал. Нюшка тут же среагировала на звук крыльев, увидела рябчика, подбежала к деревцу, постояла, посмотрела и залаяла. Я не стал тянуть с выстрелом, рябчик упал в нескольких метрах от собаки, та его моментально и азартно схватила, а я не препятствовал тому, чтобы она немного пожамкала свою первую в жизни боровую дичь. Позже я этого рябчика несколько раз протащил на веревке и дал щенку по потаску несколько раз найти птицу.

Через несколько дней после первого знакомства Нюшки с рябчиком, мы искали, но не нашли глухариный ток, а когда совсем рассвело и запели птицы, присели перекурить. Нюшка тем временем активно ходила по чьим-то следам. Прошло немного времени, и из-под самой ее морды поднялся огромный, гораздо крупнее Нюшки, петух. Она бросилась вслед, но, конечно, не догнала. Не случайно он тут в столь ранний час оказался. Следующей белой ночью, плавно переходящей в утреннюю зарю, мы уже были в этом месте и наслаждались полными песнями сразу трех глухарей, слышимых из одной точки. Так, с помощью лайчонка, рано познакомившегося с рябчиком, удалось найти большой глухариный ток.

Подача

Промысловики, для которых главное пушнина, специально подавать битую птицу лаек не учат. А вот некоторые городские охотники уделяют этому большое внимание, и не зря. Если вы охотитесь по пернатой дичи, то подача необходима не только утки с воды. Подранка рябчика, как и любой другой, даже намертво битой из-под лайки птицы, найти без помощи собаки почти не реально, если вы не увидели точно, куда она упала. Рябчик, стреляный влет, падает далеко. Найти его самому практически невозможно, а для лайки это не составляет большого труда. Она преследует летящую птицу и на слух точно фиксирует место ее падения или посадки, даже обонянием ей в таких случаях пользоваться почти не приходится. Но без подачи вы не получите добычи даже в том случае, если собака нашла, поймала и задавила подранка. Важно, чтобы она птицу подала, иначе получится, что нашла она ее для себя.

Лайки очень высоко ценят вкусовые качества рябчика. Моя собака четко подавала всех птиц, даже вальдшнепа, которого брать в рот ей было неприятно. Подавала она и рябчика, но в тех случаях, когда по каким-то, только ей ведомым соображениям, считала, что находится в зоне моего влияния, в пределах которого я будто бы знаю, где они с битой птицей располагаются, и могу сам найти рябчика, а значит и ее рядом с ним. Если рябчик падал далеко, и она думала, что недоступна и не может быть наказана, а рябчика я все равно найти не смогу, то считала добычу своей собственностью. В таких случаях я начинал прислушиваться, стараясь определить, где хрустят птичьи кости, иногда успевал урвать и для себя часть добычи. Замечу, что, в принципе, битого рябчика собаке искать легче, чем глухаря, и на рану он менее крепок и, стреляный, в отличие от крупного собрата, улетает прямолинейно, не сворачивая резко в сторону.

Все существующие охотничьи породы лаек с удовольствием, при желании хозяев, работают по рябчику. И все-таки редко, но попадаются собаки, которые отказываются работать по мелочи вообще - и по пушнине, и по пернатой дичи. Я знал такую в Карелии. Два года, несмотря на все усилия владельца, лайка не работала. Но после того, как он от нее отказался и оставил охотоведу, превратилась в прекрасную зверовую собаку с особым азартом работающую по медведю.

Коль скоро речь идет об охоте с лайкой на рябчика, не могу не рассказать еще об одном памятном случае, произошедшем в Тверской области. Получилось так, что я невольно нарушил охотничью этику и потом всегда стыдился своего поступка. Некоторым оправданием его может служить лишь то, что стрелял я не столько для себя, сколько ради собаки, показавшей хорошую работу.

Все было как обычно. Шел я лесом по компасу, собака работала и залаяла по рябчику, метрах в двухстах. Подходил довольно долго, так как пришлось пересечь сырое осоково-кочкарное болотце. Подобрался совсем близко к собаке, выглянул из-за елочки и увидел, что она лает на осину. Листва была относительно густой только в самой верхней части кроны, сучья, формировавшие дерево, казались толстыми и гладкими. Ничего не увидев, стараясь не шуршать, я двинулся вокруг осины. Обошел ее и неожиданно заметил рябчика, сидящего в развилке голых сучьев близко к стволу. Самым удивительным было то, что рябчик, несомненно, тоже увидел меня, но даже не попытался улететь, а лишь плотнее вжался в развилку ветвей. Не берусь точно сказать, в какой момент я увидел канюка, парившего высоко над нами. Хищник, конечно, не мог и не собирался нападать на бедного рябчика, но тот этого не знал. И ужас перед канюком оказался намного сильнее страха перед человеком с собакой. Я заметил канюка лишь в момент выстрела, или непосредственно перед ним, и все-таки выстрелил по птице, попавшей в беду и испытывающей животный ужас, вместо того, чтобы отозвать собаку и уйти.

Лайки необычайно умны и способны быстро накапливать, оценивать свой опыт и руководствоваться им на практике. Опытная лайка, работающая по жировочным набродам рябчика, так же как и в других случаях, когда ей приходится иметь дело с хитросплетением следов, будь то глухарь, тетерев, утка, куница, не ковыряется в них, а быстро обрезает жировку по периферии до тех пор, пока не возьмет выходной след.

Поиск

Одним из важнейших элементов работы лайки, о которых стоит упомянуть в связи с охотой на рябчика, является поиск, его правильность и ширина. Сюда можно добавить и его избирательность, то есть более тщательное обследование характерных для рябчика участков угодий, которая проявляется по мере накопления собакой опыта работы по этому виду. Большое практическое значение имеет ширина поиска. Характер поиска во многом определяется наследственностью, но в каких-то пределах, с трудом, но поддается корректировке.

фото В. КиселеваМнение, что предпочтительнее широкий поиск ошибочно. При этом велика вероятность, что ближайшие к охотнику участки угодий окажутся необследованными. В идеале, собака сама, исходя из конкретных обстоятельств, должна регулировать ширину и тщательность поиска. При чрезмерно широком поиске на подход к птице, облаянной на предельном расстоянии, затрачивается много времени, кроме того, приходится сильно отклоняться от намеченного маршрута, а затем возвращаться на него. В результате такая манера собаки может далеко завести охотника, что особенно досадно в короткие осенние дни. Представьте себе, что лайка отходит на 500 метров, а поднятый ей рябчик отлетает еще на 100 метров в сторону, тогда подход к собаке и возвращение на путик составят больше километра. С моей точки зрения, для результативной работы лайки, тем более по рябчику, широкий поиск не нужен. Чутье позволяет лайке обнаруживать дичь с помощью, прежде всего, слуха, а затем обоняния, на очень большом расстоянии. Я считаю, что при работе по рябчику, как, впрочем, и большинству других видов животных, достаточно, когда лайка удаляется от охотника на 100 метров в каждую сторону и уж никак не больше 200.

Когда я писал эту заметку, то был далек от мысли поучать кого-либо. Мне хотелось рассказать об охоте с лайкой на рябчика прежде всего владельцам других пород охотничьих собак, для которых это может быть ново и интересно, и тем, у кого собаки пока нет.

Ю. Романов, эксперт-кинолог I категории

"Российская Охотничья газета № 08 - 2007 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100